Добавить в избранное
Бернардо Бертолуччи

Новый Бертолуччи

На этой неделе в Москве в широкий прокат выходит фильм "Мечтатели". Картина представляет совершенно нового Бернардо Бертолуччи, считает "Коммерсант".

Режиссер "Мечтателей" совсем не тот Бертолуччи, который некогда видел в людях конформистов, заложников животного секса, трагически бессмысленных "смешных человеков". Не тот Бертолуччи, который пытался охватить в одном фильме весь ХХ век. И не тот, который растворялся в африканском мороке, капитулировал перед неизменностью китайских ритуалов или непостижимостью буддизма.

Новый Бертолуччи рассказывает простые, камерные истории, говорит простые вещи: юность, секс, даже инцестуальный, даже провокативный, доброе вино, добрая трава, старое кино, азарт баррикадных боев -- все это безусловные ценности. И говорит это с таким спокойствием, с такой нежностью к своим героям, что поневоле начинает казаться пророком, напоминающим о забытых, осмеянных, но бессмертных ценностях. Бертолуччи уникальный пример "живого классика", который то ли обрел второе дыхание, то ли скинул кожу, как змея.

У молодежи 1960-х множество прозвищ, данных ей старшим поколением. Обидные "троглодиты с бульвара Сен-Жермен", киношные "молодые волки" и "обманщики", громоздкое "поколение Вудстока". 63-летний Бертолуччи не боится назвать своих героев, брата и сестру, юных парижан Изу и Тео и американца Мэтью, поселившегося в их буржуазной квартире на время отсутствия родителей, просто и патетически -- мечтателями.

Не боится он также сказать вслух то, что в равной степени не по душе ни новым правым, ревнителям нравственности, ни новым левым, которых тошнит от засилья в министерских креслах бунтарей-предателей вроде Йошки Фишера и Бернара Кушнера. Для Бертолуччи 1968 год, горящие баррикады, сексуальные эксперименты под плакатами маоистского фильма о "красном женском батальоне" -- святое, невинное время мечты и любви. И с его версией революции 1968 года в отдельно взятой постели не поспоришь. Не только потому, что старый боец, лидер политического кино 1970-х был там: он все еще там. Вернее, и там и здесь одновременно, что придает его истории о трех любовниках редкую убедительность.

А еще "Мечтатели" -- урок отечественным режиссерам, которые обожают ретродрамы, умеют наполнить экран бытовой мелочью давно минувших дней, зато катастрофически не способны эту мелочь одушевить. Прекрасные Ева Грин, Луи Гаррель (его отец, кинорежиссер Филипп Гаррель, кстати, был одним из знаменосцев контркультуры) и Майкл Питт, актеры, просто обреченные стать звездами, как стала звездой Лив Тайлер после "Ускользающей красоты" того же Бертолуччи, живут в квартире-декорации так, словно родились там. "Мечтатели" -- энциклопедия естественных и потому почти незаметных движений: как Мэтью играет зажигалкой, укладывая ее в квадраты клеенки на столе, как тянется отец, заставший обнаженных спящих мечтателей, к бутылке и тут же ставит ее на место, сообразив, что ребята опустошили его погреб.

К 25-летию восстания 1968 года его ветераны получали в подарок от мэрии Парижа пресс-папье из тех самых булыжников, что некогда летели в лица спецназу. Казалось, бунташный год стал музейным экспонатом и строкой в послужном списке новых европейских бюрократов. К 35-летию тех событий Бертолуччи и снял один из своих лучших фильмов, главный смысл которого в том, что не надо стыдиться ни революции, ни сексуального восторга, ни собственной юности, ни собственной мечты.



Источник: www.dn.kiev.ua
   
© 2007