Добавить в избранное
Бернардо Бертолуччи

Не стой, красавица, при мне - Рецензия на фильм Осажденные / Besieged 1998

Молодая африканка по имени Шандурай после ареста мужа-учителя перебирается в Европу. В «вечном городе» Риме она находит пристанище в доме мистера Кински – странного английского пианиста. В качестве платы за предоставленное жилье Шандурай работает в его доме служанкой, а параллельно пытается выучиться на врача.

Несмотря на то, что Кински целиком поглощен музыкой и общается преимущественно с Бахом, Моцартом и Григом, между ним и темнокожей девушкой начинают складываться довольно необычные отношения. Но когда едва мерцающий огонек страсти уже готов будет вспыхнуть ярким пламенем, Шандурай получит сообщение, что в Рим приезжает ее муж, которому помогли выбраться из тюрьмы хлопоты мистера Кински.

Похоже, что на исходе шестого десятка Бертолуччи всерьез озаботился собственным омоложением, во всяком случае — духовным и творческим. Это отчетливо просматривается в «Осажденных», где в каждом кадре предпринимаются почти отчаянные усилия избавиться от архаики академического стиля, синонимом которого к концу столетия стал сам режиссер.

Обнаружив в повести Джеймса Ласдуна перипетии, напоминающие расклад «Последнего танго в Париже», Бертолуччи, видимо, решил сделать нечто вроде вольного римейка на заданную тему. Если, конечно, при этом постараться абстрагироваться от мотива взаимодействия двух культур – африканской и европейской. Их проникновение обозначено, главным образом, через музыку: фортепианная классика запросто уживается здесь с экзотическими «мелодиями» Черного континента.

Поселив героев в двухэтажном особняке с винтовыми лестницами, Бертолуччи принялся максимально эффектно использовать это в мизанкадрах, почти злоупотребляя глубинными вертикальными планами. Чтобы акцентировать внимание на стиле, он еще и «синкопирует» монтаж, разбивая линейное повествование то реминисценциями, то дробным ритмом, то рапидными растяжками. Короче, делает все, чтобы не позволить скучать себе и продвинутому зрителю.

Но эффект в результате получается почти обратный. Если в поведении Шандурай (26-летняя замбийская актриса Тэнди Ньютон восьмью годами раньше блистательно заявила о себе в австралийской ленте «Флиртуя», а впоследствии успела даже засветиться в роли девушки «миссионера» Итана Ханта) еще просматривается хоть какая-то логика поведения, то герой Дэвида Тьюлиса напрочь зануляет все ее старания добиться желанного «электрического разряда» между «любовниками».

И дело даже не в том, что у Тьюлиса никакая сексуальность, а в том, что он актер британской ультрахарактерной школы и отличается крайне экзальтированной игрой. Поэтому все, что касается странностей Кински, не вызывает вопросов, но именно эти странности не позволяют поверить в историю любовных отношений, которые не только не складываются, но почти пародируют некую гипотетическую «лав стори».

А за отсутствием убедительных чувств еще больше начинают выпирать наружу стилевые изыски. Именно поэтому фильм оставляет ощущение некой необязательности — как для самого автора, так и для зрителей. Скорее всего, даже самые преданные фанаты Бертолуччи ограничатся дежурной галочкой (типа, просмотрено) напротив названия фильма, но вряд ли захотят вернуться к этому кино еще раз.



Источник: www.filmoscope.ru
   
© 2007